Главная » 2011 » Сентябрь » 13 » Федун не стал покупать для «Спартака» ни одного чемпионата
22:45
Федун не стал покупать для «Спартака» ни одного чемпионата

От каких бы проблем ни трясло московский «Спартак», Валерий Карпин остается одной из самых популярных персон российского футбола. Он руководит, говорит и задает моду. Юрий Дудь встретился с главным тренером и гендиректором «Спартака» и в большом интервью для Sports.ru задал главные вопросы – о Веллитоне, вспыльчивости, взятках и ремнях D&G.

Сон

– Только что был перерыв на матчи сборной. Сколько выходных у вас было?

– Один – в воскресенье. Что делал? Спал. С утра до вечера.

– Сколько выходных у вас было в этом году?

– Не могу сказать, что их было мало. Потому что их почти не было вообще. С начала года три-четыре наберется реально выходных. Это не потому что мне хочется столько работать – просто по-другому никак. Бывают дни – особенно после событий вроде дела Веллитона, – когда приходишь домой и думаешь: все, завтра не встанешь. Но ничего: поспишь чуть-чуть, встаешь и – вперед.

– Что есть ваш допинг? Сейчас вот зеленый чай в качестве энергетика очень популярен.

– Нет, чай или, как сейчас модно, «Ред Булл» я не пью. Кофе, сигареты и сок.

– Ольга Смородская сказала, что смотрит футбол 24 часа в сутки. Сколько его смотрите вы?

– По сравнению с Ольгой Смородской очень мало. Многие игры тупо не смотрю. У меня в машине есть телевизор, обычно езжу в ней днем и смотрю наши игры. Пересматриваю точнее.

– Последняя игра, которую вы посмотрели зрителем и получили кайф?

– «Барселона» – «Реал» Мадрид, второй матч. Антураж, футболисты, игра, мастерство. Но больше всего мне понравилось, что смотрел и не напрягался. Если смотришь чемпионат России, делаешь это через призму того, что скоро или нескоро «Спартаку» с одной из команд играть. Оцениваешь, не расслабляешься.

– На своей первой пресс-конференции в «Спартаке» вы попросили журналистов называть вас просто Валера. Почти сразу вас стали называть Валерий Георгиевич. Как вы думаете, почему?

– В силу привычки, наверное. Я бы абсолютно не напрягался, если бы, скажем, журналист называл меня просто Валера. Но есть обращения, которые приняты в стране. В Испании – это señor Karpin, у нас – имя-отчество.

– Прямо рядом с офисом «Спартака» находится клуб Soho Rooms – футболисты, в том числе ваши, туда периодически заглядывают. Вы там бываете?

– Не бываю – бывал. Начиная с этого года, ни разу не был. Ни времени, ни настроения. Зачем приходил? Расслабиться.

– Танцующим вас можно было увидеть в прошлом году?

– Танцующим – вряд ли. И в 2010 году, и в 2009-м, и в 2005-м. Не мое.

«Фалькао к нам не поедет»

– «Я не сомневаюсь, что Андрей Тихонов скоро станет главным тренером «Спартака», – сказали вы на прошлой неделе. «Скоро» – это когда?

– Скоро. Это не значит завтра, послезавтра или через две недели. Но и не через пять лет.

– Когда вы его приглашали, все думали, что у вас конфликт.

– Никакого конфликта не было. Просто люди выражают свое мнение. Вот вы можете выразить свое мнение. Если оно у меня будет другим, это не значит, что у нас конфликт, плохие отношения. Неужели вы думаете, что в «Спартаке», скажем, мы с Витей Онопко или Юрой Никифоровой всегда друг с другом соглашались? Но это же не значит, что у нас конфликт. У каждого человека свое мнение.

– Есть мнение, что вы взяли Тихонова не только как помощника, но и как громоотвод. Он легенда клуба, его возвращение в «Спартак» добавило вам вистов перед болельщиками.

– Каждый думает в меру своей испорченности. Мы брали Андрея, потому что нужен был помощник, – это раз. Почему Андрей? Хорошо знает российский чемпионат в качестве игрока. Смотреть на какую-то проблему глазами тренера – это одно. А смотреть на нее глазами игрока, пусть и заканчивающего свою карьеру, – это другое. К тому же Андрей «Спартаку» многое отдал, но может отдать еще.

– Вы стали героем Ютьюба, когда после четвертьфинального матча Лиги Европы с «Порту» пообщались с болельщиками. Приходилось жалеть об этом разговоре?

– Честно говоря, даже не знаю об этом видео ничего. И не знал.

– Вы там не очень уважительно высказались о «Твенте». Назвали его «сраным».

– Это по сравнению с «Зенитом». Вы сравните бюджеты двух команд. Не имел в виду, что это плохая команда, нет, конечно. Мы проиграли «Порту». «Зенит» проиграл «Твенте». Имя и бюджет – сравните в этих парах. Об этом и был разговор.

– «Фалькао к нам не поедет», – еще один мем, который родился в том разговоре. Назовите одного-двух игроков, которые были готовы перейти в «Спартак», но отказались только потому, что он из России?

– Много. Люди не едут, потому что это Россия. Либо надо убивать деньгами и предлагать 20 миллионов евро в год. Хотя если человек там получает, скажем, 10 млн, а тут ему предложили 100 млн, все равно не каждый поедет. Если у него пик карьеры, он хочет играть за свою сборную, вряд ли поедет.

– Карселу-Гонсалеса «Анжи» привлек деньгами?

– Карсела – отдельный разговор. В «Анжи» играет его друг Буссуфа, это команда из мусульманского региона. Это уже не вопрос холода, там другие вещи. Я уже не говорю о деньгах.

На коленях

– Кто именно напечатал футболки с именем Валерий Карпин, которые команда надела после апрельского матча с «Краснодаром»?

– Не знаю. Обо всем этом узнал только после свистка. В тот момент у меня одна мысль была: надо не футболки надевать, а играть нормально. Сразу после игры и сказал это футболистам в раздевалке. Мне эти футболки ничего не сказали и не показали.

– Вы часто встречаетесь с лидерами фанатов?

– Что считать частым? Не каждый день. Но контакт с болельщиками через определенных людей есть. Еженедельный.

– Фанаты собирались пикетировать Таганскую площадь перед заседанием КДК по Веллитону, но отказались по вашей просьбе. Как вы попросили? Позвонили кому-то?

– Да, позвонил. Неважно – кому.

– Просто есть много людей, которые считают: Карпин платит болельщикам в обмен на поддержку.

– Бред сумасшедшего. Не знаю, кем надо быть, чтобы такое делать. Не хочу никого обижать, но я бы еще мог такое представить в клубе, на который ходит по 7 тысяч зрителей. Хотя и там наверняка такого нет. Но как можно оплачивать кому-то настроение в «Спартаке»? В команде, на которую ходят такие массы. Нереально.

– Дан Петреску любит рассказывать историю о том, что в лондонском районе Челси его узнают даже бездомные. Самая памятная встреча с болельщиками, которая приключилась у вас?

– В Виго было то же самое. Приехал туда года два назад, в парке подошел бездомный мужчина и сказал: «Карпин, возвращайся в «Сельту». Надо поднимать ее из второй лиги». «Хорошо, сейчас вернусь». А в Москве в 2009 году случился трогательный момент. Не на улице, в солидном заведении, ко мне подошел очень солидный человек, который встал на колени и попросил сделать «Спартак» чемпионом. Он не был пьяным, абсолютно адекватный. Признаюсь: было неловко.

– Вещь, которую вы не можете понять в России?

– Об этом говорят практически все иностранцы, которые приезжают в Россию. Не могу понять, как, живя в одном подъезде и встречаясь, скажем, в лифте, люди даже не здороваются. Про улыбку даже не говорю – просто поздороваться. В Европе здороваются, желают хорошего дня или вечера. Это мелочь, но она явно бросается в глаза.

– Вы сами часто улыбаетесь? На футболе этого вообще не видно.

– Когда я на работе, я на работе. А так – в принципе, часто.

– Пока в Москве не открыли Starbucks, приезжие из Америки страдали без хорошего кофе на вынос. Чего вам не хватает в Москве?

– С едой проблем нет никаких – в Москве есть все. А вот не хватает из Испании только сиесты. Но не из-за того, что этого нельзя делать – просто времени не хватает. Передохнуть после обеда, поспать чуть-чуть – когда играл, для меня это было законом. Не говорю о том, чтобы спать три часа. Просто прикорнуть на 20-30 минут.

Пижон

– Известная российская телеведущая Юлия Ковальчук рассказала, что в Испании вас называли chulo – пижон. Правда называли?

– Прозвища не было, но то, что так считали, – да. Обижало ли меня это? Смотря в каком контексте. Это может значить «дерзкий», «уверенный в себе» – это хорошо. А может значить, что никого не признаешь, ты такой великий, а вокруг клоуны – это плохо. Насколько я помню, это употреблялось в контексты работы, футбольного поля. Ну да, не признаю авторитетов. Ну, Зидан и Зидан. Марадона и Марадона. Ромарио и Ромарио. На поле все равны.

– Сколько времени вы уделяете своему внешнему виду? С утра собираетесь 5 минут или больше?

– 5 минут или меньше. Хочется поспать до последнего.

– Вы замечаете, что ваш внешний вид вызывает большой резонанс – и у журналистов, и у болельщиков?

– Я знаю это. Это к вопросу о chulo. У каждого свое мнение. В Испании есть выражение No soy billete de 100 euros para gustar a todos. Я не бумажка на 100 евро, всем не понравлюсь.

– Пряжки ваших ремней произвели фурор. Сейчас на вас ремень без пряжки. Решили больше не дразнить народ?

– Да нет. Одеваюсь в зависимости от подбора. Если ботинки черные, как сейчас, зачем сюда брать пряжку? Не вписывается. Была бы другая рубашка и ботинки – возможно, была бы пряжка.

– Dolce&Gabbana – ваша любимая марка?

– Да, одна из. Уже не помню, с каких пор. С 2000-го, кажется, года. В Испании был курьезный случай. Пришел как-то в команду в мятой футболке, обыкновенной, неизвестно какой марки. Но все привыкли, что вещей D&G у меня много, стали подходить и спрашивать: «Такую майку я в D&G не видел. Где взял?»

– Никогда не напрягало, что в футбольных кругах D&G носят абсолютно все? Причем в отличие от скромной Европы, выбирают модели одежды с кричащими логотипами.

– У нас это не только в одежде. Есть культ личности, а у нас культ показухи. Если я богатый человек, не могу ехать на MiniCooper – должен ехать на «Мерседесе» или «Майбахе». Или нельзя с недорогими часами или вообще без них. Надо показать, что ты богатый. В Европе такого нет. Мои партнеры спокойно ездили на Mini, на Seat, на чем угодно. Единственное, наверное, часы: там богатые люди стараются их покупать соответствующими. Правда, при этом спокойно одеваются в Zara за три копейки и прекрасно себя чувствуют.

Стройплощадка

– Проясните, пожалуйста, вашу бизнес-активность. У вас же остались дела в Испании?

– Та компания, которая занимается строительным бизнесом, у меня осталась. Те небольшие проекты, которые были, закончены. Остался один – застройка большого участка в центре Виго. Сейчас там стадия получения лицензии на строительство. Бюрократия там тоже развита хорошо.

– То есть работа в «Спартаке» не единственный ваш доход? Прибыль из Испании все равно идет?

– Прибыль, которая была, не идет – она получена и спокойно лежит. Новых поступлений нет.

– Проясните раз и навсегда еще одну штуку: владельцем волейбольной и велокоманд «Карпин Галисия» вы не были?

– Не был. Просто это титульный спонсор. Как «Лукойл» в Спартаке.

– Как такие виды спорта спонсируют в Европе? В России это соцнагрузка в обмен на преференции в регионе.

– Точно так же и в Испании.

– Волейбол и велоспорт были близки вам?

– Когда был футболистом, всегда смотрел «Тур де Франс». Когда стал спонсировать команду и побывал на «Вуэльте», все стало еще ближе и понятнее. Ехал в машине сопровождения – сумасшедшие впечатления! Мне раньше казалось, что крутить педали 20 дней подряд – это что-то нереальное. Пообщавшись с велосипедистами, понял, что для них это нормально. Для них это не настолько тяжело, как нам кажется со стороны.

Генич

– Как вы относитесь к критике в свой адрес?

– Совершенно спокойно. Но смотря, от кого критика исходит. Есть люди, к чьей критике прислушиваюсь. Романцев, Бышовец, Семин – если они что-то говорят, читаю. Критики, которые никогда не были тренерами, а просто догадываются об этом, мне не так интересны.

– Бывает, что критика выводит вас из себя? Константин Генич рассказывал, что вы ему позвонили после его комментария о конфликте в прошлогоднем матче «Спартак» – «Зенит».

– А, да, было, было.

«Вы не видели, как Генич сам играет в футбол? Как ругается, на судей орет. Сам же знает, как это бывает в футболе»

– В Испании так разве делается?

– Конечно. Почему нет? Мне было интересно понять позицию комментатора, в данном случае – Кости. Не наехать, а именно понять позицию. Он в том интервью не рассказал, что мне ответил?

– Что сам на футболе заводится безумно.

– Ну вот. «Ты бы как поступил?» «Да я бы вообще убил». А в комментарии говорит: «Ну, все-таки это тренер…» «А как ты играешь, когда просто друзья собираются и ни на что играют?» Вы не видели, нет? Как ругается, на судей орет. Сам же знает, как это бывает в футболе.

– Все знают минус тренера Слуцкого – безумно волнуется во время игры. Тренер Карпин очень вспыльчивый. Вы считаете это минусом или плюсом?

– Это данность. Кто-то вспыльчивый, кто-то нет. Это надо контролировать, иногда использовать.

– Как считаете, у вас это получается?

– Есть над чем работать. Иногда эмоции захлестывают.

КДК

– Как и от кого вы узнали, что Веллитону дают шесть матчей?

– Позвонил Сергей Егоров из «Советского спорта». Сказал, что вроде бы дают шесть. Но я решил не реагировать, пока КДК не пришлет официальную бумагу. Когда бумага пришла – ругался матом.

– «Спартак» – клуб-оппозиционер?

– Мы себя так не позиционируем, но то, что мы белые вороны, это факт. Это проявляется во всем. Мне один генеральный директор – не буду говорить, какого клуба, – спросил: «Валер, вы что, думаете, что в белых перчатках здесь что-то выиграете?» Леониду Арнольдовичу я об этом уже сказал. Принцип Леонида Арнольдовича заключается в том, что за все эти годы в «Спартаке» он не стал покупать ни одного чемпионата. Купил бы – его бы на руках носили, говорили: Федун чемпионство для «Спартака» взял.

– Если такой чемпионат, зачем же в нем работать?

– Если честно, я об этом уже думаю. А после решения по Веллитону – тем более.

– Пока вы работаете в «Спартаке», у вас были предложения от других клубов?

– До предложений не доходило, но разговоры были. Они сразу обрубались, потому что я в «Спартаке». Клубы не российские – испанские.

– Леонид Федун после матча с ЦСКА заявил: «Сделаю все, чтобы Карасев больше не судил премьер-лигу». Зачем так говорить? Даже если бы он плохо отработал, судьи – это отдельная команда, они же загрызут после таких слов.

– Вы сами на все ответили. Это и раздражает: надо молчать. Обо всем, не только о судьях.

– Считается, что конфликт по поводу травмы Акинфеева достиг такого масштаба в том числе, потому что вы не пожелали Игорю выздоровления сразу после игры. Паршивлюк после матча пожелал, Дзюба пожелал, Карпин – нет.

– На следующий день – пожелал.

– А почему не сразу?

– А вы станьте на бровку, проведите весь матч, закончите его со счетом 2:2 и еще придите на пресс-конференцию. Где вам говорят: «Как же вы могли?! Это же игрок сборной» Я посмотрел бы на любого. Есть люди поспокойнее меня, они отреагировали бы по-другому. Но тот, кто побывал в этой шкуре, меня поймет. Потом писали: «Как же можно было сказать: «Это его проблемы»?» Все думали, что я говорю так о травме. Вопрос был не о травме, а о том, что травму получил игрок сборной. Что, я не играл в сборной? Что, меня не били и не ломали?

– Понятно, что Веллитон ваш игрок и вы будете защищать его до последнего. Но если посмотреть со стороны, вы не считаете, что Веллитон играет чересчур агрессивно? Габулов, дважды Акинфеев, Манданда из «Марселя»…

– Разве во всех этих эпизодах Веллитон не шел на мяч?

– Ну, о том, что там может быть игрок, он, кажется, совсем не думал.

– Да, не думал. Именно поэтому это лучший бомбардир чемпионата России дважды подряд. Мне абсолютно не кажется, что он играет жестко или грубо. Он играет так, потому что он нападающий. И это не мое мнение – почитайте футбольных людей. Все, кроме Бубнова, говорят, что нападающие так играют в футбол. И если бы он играл по-другому, то просто не играл бы в «Спартаке».

Источник: sports.ru 

Просмотров: 45 | Добавил: MID | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar